Пушкин  
Александр Сергеевич Пушкин
«Гордиться славою своих предков не только можно, но и должно;
не уважать оной есть постыдное малодушие.»
О Пушкине
Биография
Хронология
Герб рода Пушкиных
Семья
Галерея
Памятники Пушкину
Поэмы
Евгений Онегин
Стихотворения 1813–1818
Стихотворения 1819–1822
Стихотворения 1823–1827
Стихотворения 1828–1829
Стихотворения 1830–1833
Стихотворения 1834–1836
Хронология поэзии
Стихотворения по алфавиту
Коллективные стихи
Проза
Повести Белкина
Драмы
Сказки
Заметки и афоризмы
Автобиографическая проза
Историческая проза
История Петра
История Пугачева
Письма
Деловые бумаги
  В Коллегию иностранных дел, 2 июня 1824
  Показание по делу об элегии «Андре Шенье», 27 января 1827
  Показание по делу об элегии «Андре Шенье», 29 июня 1827
  Показание по делу об элегии «Андре Шенье», 24 ноября 1827
  Записка о Мицкевиче, 7 января 1828
  Показание по делу о «Гавриилиаде», 3—5 августа 1828
  Показание по делу о «Гавриилиаде», 19 августа 1828
Бенкендорфу А. Х., 19 июля — 10 августа 1830
  Бенкендорфу А. Х., не позднее 21 июля 1831
  Бенкендорфу А. Х., около 27 мая 1832
  В Министерство иностранных дел, 11 августа 1833
  Подпись на листе сотрудников Энциклопедического словаря, 16 марта 1834
  Пеньковскому И. М., 20 ноября 1834
  В Главное управление цензуры, 28 августа 1835
  В съезжий дом, 4 апреля 1836
  В Петербургский цензурный комитет, 5 сентября 1836
Статьи и заметки
Публицистика
Переводы
Статьи о Пушкине
Стихи о Пушкине, Пушкину
Словарь миф. имен
Ссылки
Карта сайта
 

Деловые бумаги » 8. Бенкендорфу А. Х., 19 июля — 10 августа 1830

19 июля — 10 августа 1830 г. В Петербурге.
(Черновое)


10 лет тому назад литературою занималось у нас весьма малое число любителей. Они видели в ней приятное, благородное упражнение, но еще не отрасль промышленности: читателей было еще мало; книжная торговля ограничивалась переводами кой-каких романов и перепечатанием сонников и песенников.

Человек, имевший важное влияние на русское просвещение, посвятивший жизнь единственно на ученые труды, Карамзин первый показал опыт торговых оборотов в литературе. Он и тут (как и во всем) был исключением из всего, что мы привыкли видеть у себя.

Литераторы во время царствования покойного императора были оставлены на произвол цензуре своенравной и притеснительной — редкое сочинение доходило до печати. Весь класс писателей (класс важный у нас, ибо по крайней мере составлен он из грамотных людей) перешел на сторону недовольных. Правительство сего не хотело замечать: отчасти из великодушия (к несчастию, того не понимали или не хотели понимать), отчасти от непростительного небрежения. Могу сказать, что в последнее пятилетие царствования покойного государя я имел на всё сословие литераторов гораздо более влияния, чем министерство, несмотря на неизмеримое неравенство средств.

Несчастные обстоятельства1, сопроводившие восшествие на престол ныне царствующего императора, обратили внимание его величества на сословие писателей. Он нашел сие сословие совершенно преданным на произвол судьбе и притеснительной цензуре. Даже не было закона касательно собственности литературной. За год пред сим я не мог найти нигде управы, лишась 3000 р. чрез перепечатание одного из моих сочинений2 (что было еще первый пример).

Ограждение литературной собственности и Цензурный устав3 принадлежат к важнейшим благодеяниям нынешнего царствования.

Литература оживилась и приняла обыкновенное свое направление, т, е. торговое. Ныне составляет оно часть честной промышленности, покровительствуемой законами.

Изо всех родов литературы периодические издания более приносят выгоды и чем разнообразнее по содержанию, тем более расходятся.

Известия политические привлекают большее число читателей, будучи любопытны для всякого.

Ведомости Санкт-Петербургские, Московские, Одесские и Тифлисские и «Северная пчела» суть единственные доныне журналы, в коих помещаются известия политические.

«Северная пчела», издаваемая двумя известными литераторами4, имея около 3000 подписчиков и, следственно, принося своим издателям по 80 000 дохода, между тем как чисто литературная газета едва ли окупает издержки издания, естественно должна иметь большее влияние на читающую публику, следственно и на книжную торговлю.

Всякий журналист имеет право говорить мнение свое о нововышедшей книге столь строго, как угодно ему. «Северная пчела» пользуется сим правом и хорошо делает.

Законом требовать от журналиста благосклонности или даже беспристрастия и нелицеприятия было бы невозможно и несправедливо. Автору осужденной книги остается ожидать решения читающей публики или искать управы и защиты в другом журнале.

Но журналы чисто литературные вместо 3000 подписчиков имеют едва ли и 400, следственно, голос их в его пользу был бы вовсе недействителен, и публика, полагаясь на первое решение, книги его не покупает.

Таким образом, литературная торговля находится в руках издателей «Северной пчелы» — и критика, как и политика, сделалась их монополией. От сего терпят вещественный ущерб все литераторы, которые не находятся в приятельских сношениях с издателями «Северной пчелы», ибо ни одно из их произведений не имеет успеха и не продается.

Для восстановления равновесия в литературе нам необходим журнал, коего средства могли бы равняться средствам «Северной пчелы». В сем-то отношении осмеливаюсь просить о разрешении печатать политические заграничные новости в журнале, издаваемом бароном Дельвигом или мною.

Сим разрешением государь император да́рует по 40 тысяч доходу двум семействам и обеспечит состояние нескольких литераторов.

Направление политических статей зависит и должно зависеть от правительства, и в этом издатели священной обязанностию полагают добросовестно ему повиноваться и не только строго соображаться с решениями цензора, но и сами готовы отвечать за каждую строчку, напечатанную в их журнале.

Злонамеренность или недоброжелательство были бы с их стороны столь же безрассудны, как и неблагодарны.

Не в обвинение издателей других журналов, но единственно для изъяснения причин, принуждающих нас прибегнуть к высочайшему покровительству, осмеливаемся заметить, что личная честь не только писателей, но и их матерей и отцов находится ныне во власти издателей политического журнала, ибо обиняки (хотя и явные) не могут быть остановлены цензурою.


Примечания

В 1832 г. Пушкину было разрешено издавать газету «Дневник», но затем разрешение было взято обратно. Только в 1836 г. Пушкин стал издавать журнал «Современник».

1 Несчастные обстоятельства — восстание декабристов.

2 «Перепечатание одного из моих сочинений...» — см. примеч. к письму 82.

3 Цензурный устав — 1826 года.

4 Два известных литератора — Н. И. Греч и Ф. В. Булгарин.

Алфавитный указатель: А   Б   В   Г   Д   Е   Ж   З   И   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Э   Ю   Я   
 
 
       Copyright © 2017 GVA Studio - AS-Pushkin.ru  |   Контакты